Среда . 26 Февраль . 2020
2 мая Мария Гаспаровна Петросян в окружении большой и дружной семьи отметила свой 95-й день рождения. В этот день за праздничным столом не было места грустным речам, но нет-нет да и всплывали в памяти события тяжелых сороковых.Родители Марии Гаспаровны в 1915 году, спасаясь от геноцида, были вынуждены бежать из Битлиса (в те времена — Западная Армения, ныне — город в Турции) в Восточную Армению. — Моя мама рассказывала, как она Аракс переходила, — вспоминает Мария Петросян. — Родители с маленьким ребенком на руках и с нехитрым скарбом, который успели прихватить с собой, ушли вперед и не заметили, что старшей дочери рядом с ними нет. И девочку так и унесло бы бурным течением, если бы она не успела... уцепиться за хвост осла, на котором верхом переправлялся на противоположную сторону незнакомый мужчина. В 20-х годах они переехали в Армавир, а затем в Майкоп, где семья, наконец, обрела настоящий дом. Мария училась в армянской школе, которая размещалась до самой войны в двухэтажном здании на углу улиц Пролетарской и Жуковского (сейчас там располагается один из факультетов МГТУ). После оккупации Майкопа школа перестала существовать, потому что преподавать стало некому: оставшиеся в живых педагоги предпочли уехать в Армению. А окончила ее Мария Гаспаровна как раз весной 1941-го. После сдачи экзаменов планировала ехать в Ереван — поступать в медицинский институт. Но мечтам о профессии не суждено было сбыться. Во время оккупации фашисты выгнали семью из родного дома и разместили там лошадей. Марию вместе со многими другими майкопчанами отправляли на рытье окопов. Но изнуряющий труд был не самым страшным. Мария Гаспаровна до сих пор помнит место на берегу Белой, куда со всего Майкопа в одну ночь согнали евреев, заставили их вырыть большую яму, а потом расстреляли. Среди них была и близкая подруга Марии Леночка. И это была ее первая большая потеря в годы войны. Мария в школе учила немецкий и, однажды набравшись смелости, спросила вражеского солдата: — Зачем вам наша страна? — Как зачем? — рассмеялся тот. — Русские свиньи будут работать, а я с моей женой по ресторанам буду гулять. Эту фразу Мария Гаспаровна и сегодня бегло произносит по-немецки. К концу оккупации, в 1943 году Марии исполнилось 18 лет, и ее вместе с десятками таких же девушек-одногодок призвали в армию. Местом службы стал 571-й отдельный зенитный дивизион, в который входило 4 батальона. В одном из них, в городе Адлере, и выпало служить Марии Гаспаровне наводчицей при зенитном орудии. Задачей зенитчиков было охранять от налетов авиации наши морские военные суда. В начале 1945-го зенитчиков перебросили на Дальний Восток. — Мы в поезде ехали, когда узнали, что война закончилась. Командир дивизиона Качурин услышал об этом по радио и, конечно же, побежал по вагонам, делясь радостной вестью. Эшелон остановился. Все высыпали из вагонов, радовались, кричали: «Разворачивай эшелон! Домой!» А нас везли на новую войну... Несколько месяцев зенитчики жили в тайге, в крытых досками землянках, спали на нарах и были в постоянной боевой готовности. Уже после, в Майкопе Мария встретила своего мужа, Григория Мнацакановича. Когда его, бывшего фронтовика, направили руководить летной школой в Армению, она уехала с ним, чтобы вернуться в Майкоп только через 60 лет. Вместе с мужем они воспитали двоих сыновей. А после их семья пополнилась четырьмя внуками и шестью правнуками. Не часто удается им собраться вместе — младший сын с семьей остался на исторической родине. Но все они очень любят свою маму и бабушку, окружают ее заботой и вниманием, с трепетом прикасаются к многочисленным наградам, среди которых — орден Отечественной войны II степени и медаль «За победу над Германией». Вера Корниенко.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.

Видеоновости