Вторник . 25 Февраль . 2020
Чтобы сердце минувшим не ранить И не жечь его поздним огнем, Не будите уснувшую память, А живите сегодняшним днем. Много лет Гелена Алексеевна Юдина старается следовать этому совету поэта Андрея Дементьева и не вспоминать о тех тяготах и лишениях, которые выпали на ее долгий век. Поэтому о тяжелых военных годах рассказывает она весьма неохотно. Слишком трудно это. Слишком больно.Она родилась 25 декабря 1928 года в поселке Журавно Жидачевского района Львовской области. До 1939-го это была территория Польши. Мама Гелены была полькой по национальности, отец — украинец. Когда Львовскую область оккупировали немцы, тысячи детей вывезли в Германию. Среди них оказалась и Гелена. В лагере, который находился между Гамбургом и Берлином, ей суждено было прожить 3,5 года. Хотя вряд ли здесь уместно слово «прожить»... Выжить. До сих пор без содрогания не может вспоминать она огромных злобных псов, которые стерегли маленьких заключенных. О том, как спали в больших бараках, прижавшись друг к другу настолько плотно, что перевернуться с боку на бок можно было только всем рядом. И о том, как зимой стены барака покрывались к утру ледяной коркой... Их освободили в 1945-м советские солдаты. На противоположном берегу Эльбы в это же время находились союзники, которые стращали, что вчерашних узников на родине ожидает ужасная участь, и призывали отправиться за океан. Но маленькие заключенные в ответ выкрикивали только одно слово: «Домой!» А домой еще нужно было добраться. Этот путь занял у Гелены и ее товарищей по несчастью долгих 2 месяца. Освобожденных были тысячи, транспорта для их отправки в Союз не хватало, поэтому молодым и тем, кто покрепче, было предложено идти пешком. Изможденную колонну сопровождала одна подвода, на которой сидела медсестра, чтобы оказывать помощь тем, кто не выдержал тягот пути. А тяжело было не только физически. На всем пути следования, по обе стороны дороги тянулись гектары захоронений... Между могильными холмами бродили люди, внимательно вчитывавшиеся в надписи на табличках, одновременно надеявшиеся и страшившиеся увидеть здесь родное имя... На пересыльных пунктах колонна ненадолго останавливалась, и кому-то выпадало счастье попасть в приготовленный для бывших узников эшелон. Гелена прошагала от Перленберга до белорусского Гродно и только оттуда поездом проделала остаток пути до Львова. Как вернулась домой, как нашла маму и младших братишек-сестренок, — это тема закрытая. Попав в родное Журавно, девушка узнала, что отец ее воевал всего в ста километрах от лагеря, в котором она находилась. Вопреки «пророчествам» союзников, власть мстить бывшим узникам не собиралась, хотя рассказать представителям соответствующих органов о том, что происходило с ней в лагере, Гелене пришлось не раз. К ним даже своего рода охрану приставили из сотрудников ЧК. Очень уж неспокойно было в то время в Западной Украине. Ночью могли и бандеровцы нагрянуть и посчитаться с теми, кто, на их взгляд, слишком добросовестно работал на «москалей». Среди этих сотрудников ЧК был Федор Юдин. Молодые люди стали встречаться и вскоре решили пожениться. А когда Федора Митрофановича демобилизовали, засобирался он домой. Родом вчерашний фронтовик, дошедший с боями до Кенигсберга, был из кубанской станицы Севастопольской. А на фронт его забирали с призывного пункта, что располагался в майкопской школе №9. Позже, кстати, именно эту школу окончили трое детей Юдиных, внуки, а сегодня там учится их правнучка. В 1952 году семья обосновалась в Майкопе. Гелену Алексеевну взяли на работу в типографию и поставили на разбор шрифтов «Адыгейской правды». В те времена даже линотип в местных типографиях был редкостью. Газетные строчки собирали из отдельных свинцовых букв, которые после печати нужно было промыть керосином и разложить по специальным ячейкам. Этим-то нелегким делом и занималась Г.А. Юдина, изрядно подпортив за 11 лет зрение. Хотя последующие 10 лет ее трудовой деятельности тоже легкими назвать нельзя. Какие только трагедии не пришлось пережить ей вместе с маленькими пациентами первого отделения майкопской детской больницы. Именно сюда попадали в те годы брошенные и потерянные ребятишки. И именно Гелена Алексеевна, пережившая ужасы немецкого детского лагеря, как никто другой могла понять и успокоить перепуганных, голодных малышей, как правило, доставленных в больницу сотрудниками милиции. В 1985 году ушел из жизни Федор Митрофанович. Раньше времени покинули этот мир сыновья. Сегодня ее семья — дочь Анна (поклонники народной песни не раз имели удовольствие слушать голос Анны Железовской в сопровождении Государственного оркестра русских народных инструментов «Русская удаль»), вну- ки и правнучка. Несмотря на то, что некоторые из них живут далеко от Майкопа, летом все часто собираются в бабушкином саду. Это своего рода место памяти, ведь практически каждый из взрослых членов семьи в свое время посадил в нем грушу, яблоню или черешню. Гелена Алексеевна прекрасно помнит, где чье дерево, и надеется, что с каждым годом сад Юдиных будет только разрастаться. Причем, неважно, укоренится ли новый саженец в Майкопе, в Подмосковье или где-либо еще. Главное, чтобы каждый потомок оставил свой след на земле. Добрый след. Вера Корниенко.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.

Видеоновости