Воскресенье . 05 Апрель . 2020
Как-то позвонил мне Юрий Даутович Нехай, который в годы моей  юности был вожаком комсомольцев Адыгеи. Кроме того, он сын Героя Советского Союза, командира батальона 1083-го стрелкового Познанского полка 312-й стрелковой Смоленской дивизии майора Даута Ереджибовича Нехая. Сын героя обратился с просьбой помочь с экспонатами военного времени для музея Великой Отечественной в его родном  ауле Вочепший. Из своих походов по местам боев в горах Адыгеи и Кубани я частенько приносил свидетельства боев по обороне и освобождению Кавказа от оккупантов. Но в тот момент у меня из достойных для экспозиции вещей ничего не было. Я предложил сходить за экспонатами в горы. Так с легкой руки Юрия Даутовича обозначилась цель нового похода на гору Оплепен. Там осенью 1942 года разгорелись ожесточенные бои. Фашисты, выйдя к Майкопу, рвались к Туапсе, и на их пути стояла господствующая в районе поселка Черниговского высота 1010 метров. Здесь, у западных склонов Лагонакского нагорья оборону заняла и намертво закопалась в землю 31-я Сталинградская дивизия, остановившая врага. Гора Оплепен стала ключевой высотой в боях на туапсинском направлении и  представляла собой в годы войны мощный, хорошо укрепленный узел сопротивления гитлеровцев, несколько раз переходивший из рук в руки. Со мной в поход на места боев Юрий Даутович направил своего сына Даута. Я был приятно удивлен, увидев молодого человека, носящего имя своего героического деда. Говорят, современная молодежь уже не интересуется Великой Отечественной войной, но вот вам живой пример. Мы вышли в поход по местам боев 31-й пехотной и 9-й горнострелковой дивизий, туда, где в самоотверженных жесточайших схватках наши воины остановили врага. Зашли в дубовый лес, и сразу же перед нами обозначились полузасыпанные и поросшие  травой окопы и блиндажи. В горах прошел дождь, лесная тропа раскисла, и идти по скользкой глине все время в гору было тяжело. Мы подошли к скромному обелиску у тропы, вокруг которого горкой насыпаны немецкие и советские  стреляные гильзы винтовочных патронов и осколки противопехотных мин и снарядов. Это поисковые группы, раскапывая окопы, оставили  не нужные им экспонаты жаркого боя. И сразу же перед нашими глазами возникла картина боя: едкий дым объятого пожаром леса, сплошные разрывы авиабомб, мин и снарядов. А здесь, прячась за деревьями, шли в атаку наши солдаты, выгоняя с гор ненавистного врага. Я наблюдал за Даутом Нехаем-младшим, который, как бы пробуя на вес, дер­жал на ладонях рваный осколок мины и несколько стреляных гильз от пулемета. Что он чувствовал в эту минуту, что представлял? Наверняка  он вспомнил своего легендарного деда, который в пылу боя был тяжело ранен вот таким же осколком  вражеской мины, обеспечивая жизнь и свободу своим сыновьям и внукам. Память о своих близких — это удивительно стойкий нравственный двигатель душевной чистоты и мудрости людей. Она связывает невидимыми нитями прошлое с настоящим и будущим. Вот такие посещения мест боев раскрывают духовную мощь своего народа, который превозмог все, выжил и победил иноземных захватчиков. Чем выше мы поднимались к вершине Оплепена, тем отчетливей и контрастней возвышались рядом стоящие хребет Нагой-Чук, плато Лагонаки, горы Фишт, Оштен и Мессо. Они ослепительно блестели еще не стаявшими снегами на фоне яркой и сочной зелени лесов. Поднявшись на вершину Оплепена, мы были ошеломлены открывшимся видом на горы Западного Кавказа. Слева от нас сплошным снеговым ярусом упиралось в небо Лагонакское нагорье, прямо перед нами глубоко внизу извилистой лентой бежала река Пшеха, в туапсинском направлении раскинулись хребты Алтубинал и Семашхо, острым клыком носорога смотрится вершина горы Два брата. Здесь, на вершине горы Оплепен стоят обелиски павшим героям. В округе почти каждое дерево изрешечено осколками и минами. Деревья, как живые воины, тоже защищали нашу землю от врага, только вместо наград получали на грудь пули да осколки. Стояли насмерть, преграждая путь врагу. Леса России надежно прятали от врага солдат, выходящих из окружения, давали уют и кров партизанским отрядам и соединениям, их боялись оккупанты всех мастей. И когда фашисты бросили на Майкоп и Туапсе танковую дивизию СС «Викинг» и горнострелковые  дивизии «Энзион» и «Эдельвейс», они обломали себе зубы о наши горы и леса, не смогли преодолеть массив лесного Кавказа. Взяв с собой несколько экспонатов минувшей войны, мы вернулись в долину. В горах быстро темнеет, и нам приходилось последние километры преодолевать в сумерках. За один день мы прошли около 40 километров, но  просьбу сына Героя Советского Союза выполнили. Иван Бормотов.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.

Видеоновости