Пятница . 27 Ноябрь . 2020

Именно так в шутку говорит фельдшер скорой медицинской помощи Адыгейской республиканской станции скорой медицинской помощи и центра катастроф Минсагит САЛАХУТДИНОВ.

В медицине он — человек не случайный и к выбору своей профессии фельдшера подошел вполне осознанно, еще будучи школьником. Успешно окончил Майкопский медицинский колледж, во время учебы подрабатывал и санитаром выездной бригады, и медбратом в республиканском пансионате для престарелых и инвалидов. Не чурался никакой работы, связанной с медициной. Получил диплом фельдшера, уже имея практические навыки.

— Все-таки ничто так не дает уверенности в профессии и знаний, как опыт, — считает Минсагит. — В стационаре никогда не хотел работать. На «скорой» каждый вызов — это риск. К каждому пациенту нужно найти подход. Иногда для оказания помощи, например, чтобы восстановить артериальное давление, человека достаточно успокоить, поговорить с ним.

Сфера деятельности скорой медицинской помощи — едва ли не самая ответственная отрасль медицины. Для медработника «скорой помощи» важно не просто правильно диагностировать опасное для жизни пациента состояние, но и очень быстро отреагировать, подобрать необходимые реанимационные меры или неотложную терапию, чтобы убрать острую угрозу жизни, и все это для того, чтобы пациент смог выжить или перенести процесс транспортировки до медицинского учреждения. От того, насколько быстрые и правильные лечебные меры предпримет специалист «скорой», напрямую зависит жизнь больного.

— С какими болезнями приходилось вам как фельдшеру сталкиваться чаще всего в доковидный период?

— Сердечные патологии, гипертония. У людей старше 60 лет распространен инсульт. Хотя болезни молодеют. Если три года назад инфаркты случались в основном у тех, кому за 65 лет, то сейчас сплошь и рядом 30-летние сердечники. Один пациент в 33 года имел за плечами несколько инфарктов. Молодеют неврологические заболевания, онкология. Рано появляется сахарный диабет второго типа. Даже дети чаще стали им страдать. У школьников во время экзаменов на нервной почве развиваются патологии: диабет, инсульт. Были как-то на вызове у 16-летнего подростка. Готовился к ЕГЭ, похудел, стал плохо себя чувствовать. Сдали анализы, оказалось, сахар зашкаливает. К 11-летнему ребенку приезжали: повторный инсульт. Поэтому как медик призываю всех беречь свое здоровье. Плохая экология, стрессы — все это негативно влияет на человеческий организм.

— Что самое сложное в вашей работе?

— Оставаться спокойным. На вызове могут случиться разные ситуации, включая непредвиденные. Чаще это бывает на так называемых уличных вызовах. Посторонние не всегда помогают. Например, был такой случай: упала пожилая полная женщина на улице, сломала шейку бедра. Весила она под сто килограммов, я ее самостоятельно просто физически поднять не смог. Обратился за помощью к прохожим — погрузить на носилки, но одни безучастно мимо проходили, другие на телефон снимали... Медработнику важно не теряться в любой ситуации, нужно мысленно образовать вакуум, где только ты и твой пациент. И действовать быстро и четко.

— Как изменилась работа на «скорой» в связи с пандемией?

— Работа тех бригад, что работают с ковидными больными, изменилась полностью. В самом начале пандемии с нами провели беседы о коронавирусе, прочитали лекции по пульмонологии, вирусологии. Нас учили, как правильно надевать и снимать средство индивидуальной защиты, а затем как утилизировать. Мы прошли так называемый «курс молодого бойца» с коронавирусом. Затем нас перевели на режим полной изоляции, поселили вначале на подстанции скорой помощи, затем — в «Туристе». Мы могли общаться с родными и близкими только по телефону. Распорядок дня у нас был такой: смена на «скорой», санобработка и отдых в «Туристе» — до следующего выезда бригады. И эти меры были абсолютно оправданны, так как при всем строжайшем соблюдении мер предосторожности риск заражения вирусом никто не отменял. Да, мы рискуем, но кто-то же должен выполнять эту работу. Мы все выбрали эту профессию и остались ей верны.

Работа бригады «скорой» традиционно начинается с работы диспетчерской службы. Для проведения предварительной оценки состояния пациента диспетчеру «скорой» необходимо заполнить чек-лист из семи вопросов. В числе прочего у пациента интересуются, есть ли у него сухой кашель, боль в грудной клетке и одышка. Если человек ответит «да» как минимум на три вопроса, к нему отправят бригаду «скорой помощи».

Прибыв к пациенту, медики должны заполнить протокол для оценки тяжести его состояния. В частности, опередить частоту дыхания, температуру тела, давление и другие физические параметры. Различным показаниям соответствует определенное количество баллов, которые суммируются. В зависимости от полученной суммы определяется, куда везти пациента — на КТ или в отделение интенсивной терапии. Согласно рекомендации российского минздрава, приоритет в оказании помощи должен отдаваться лихорадящим больным с респираторными симптомами, в первую очередь, лицам старше 60 лет, а также людям с тяжелыми хроническими патологиями и беременным. К сожалению, бывает и так: тот, кто вызывает «скорую», описывает симптоматику ОРВИ, а когда их диспетчер расспрашивает по поводу коронавируса, они об этом умалчивают. И в результате к ним приезжает обычная бригада без защитных костюмов, и, соответственно, начинается нервотрепка. А потом выясняется, что там был вирус. Хорошо, если сразу выясняется, когда медики «скорой» только приехали на вызов. Тогда к этому больному вызывается уже бригада специализированная. Бригада же, которая «попала», садится на карантин.

— У страха глаза велики… Как не паниковать при первых же симптомах обычного ОРВИ?

— Чаще бывает, что люди паникуют, пугаются обычного кашля и тут же вызывают «скорую», — поясняет Минсагит. — Но лучше пусть перестрахуются, чем занимаются самолечением, и вызывают врача, когда ситуация уже катастрофическая. Удивляет и беспечность некоторых людей: при такой сложной эпидситуации по коронавирусу они предпочитают не надевать медицинские маски, тесно общаются с друзьями, ходят в гости. Особенно это касается молодых. Они стесняются носить маски, а порой, сами того не подозревая, являются переносчиками вируса и «приносят» его домой, своим родителям и пожилым членам семьи — вот что плохо. Чем старше человек, тем больше у него различных хронических заболеваний, и тем тяжелее он перенесет ковид.

При всей напряженности работы в «ковидной» бригаде Минсагит ни разу не пожалел, что выбрал именно эту профессию. Наоборот, горд тем, что его знания и опыт фельдшера так востребованы в нынешней ситуации.

— Сейчас наша бригада «скорой» в командировке в Красногвардейском районе. Я скучаю по своей семье, супруге (она, кстати, тоже фельдшер, как и я, окончила Майкопский медицинский колледж), по нашему двухлетнему ребенку, и, конечно же, по маме, — признался Минсагит. — Моя мама — тоже медицинский работник, много лет трудилась в детской поликлинике, теперь работает в республиканском пансионате для одиноких граждан и инвалидов. Когда мой портрет в числе портретов других медицинских работников поместили на Доску почета, мне позвонила мама и сказала самые важные для меня слова: «Я горжусь тобой, ты выбрал очень ответственную и нужную профессию и добился в ней заметных успехов!».

Надежда ПОЛЯНСКАЯ

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.

Ваша любимая зона отдыха в Майкопе?




Видеоновости