Притяжение Адыгеи

Подробности материала:
Автор: Редактор

Впервые о семье Умаровых я услышал от давнего друга нашей газеты Кима Магометовича Дзыбова.
— Есть очень интересная семья, — сказал Ким Магометович, — уже много лет живет в Москве, но связь с Адыгеей не прерывает. Он — физик-ядерщик, она долгие годы работала в народном образовании. Очень интеллигентные, умные, образованные люди. Пообщайтесь с ними, не пожалеете.
Через несколько дней Батальбий Ибрагимович и Тамара Хатуовна стали гостями нашей редакции. Как и подобает настоящему  мужчине, инициативу взял на себя Батальбий Ибрагимович.
— Родился я в 1934 году в ауле Кошехабль, — рассказывает он. — В семье был единственным ребенком, что, конечно, абсолютно не свойственно в то время адыгским семьям. Но на то были  причины: грамотные, образованные и трудолюбивые члены семьи Умаровых к моменту становления Советской власти оказались весьма зажиточными, что и привело к репрессиям со стороны власти. Поэтому моим родителям приходилось постоянно менять местожительство. Отец как человек грамотный всегда быстро находил работу на новом месте и был успешен в ней. Но время было очень неспокойным и неоднозначным. Весьма показательным примером является такой случай. После трех лет учебы в строительном институте Ростова-на-Дону отца однажды на улице города узнал  земляк из Кошехабля и сообщил в ГПУ. И вновь отцу пришлось менять место жительства. Больше всего мне запомнилось счастливое предвоенное время в Армавире, когда отец работал главным инженером крупнейшей строительной организации города, и все жили вместе в большой квартире. Все прервала война.
Школу Батальбий окончил с двумя четверками и поехал поступать в институт в Москву. Почему в Москву? По словам Батальбия Ибрагимовича, его   манил большой город, хотелось попробовать свои силы и знания по-настоящему. Кроме того, перспектива стать первым из выпускников кошехабльской школы московским студентом тоже, как сейчас говорят, мотивировала.
— Опасений за уровень своих знаний у меня не было, — продолжает рассказ Батальбий Ибрагимович. — У нас в аульской школе преподавали такие учителя, что любая городская позавидовала бы. В основном это были эвакуированные из Ленинграда педагоги очень высокой квалификации, привившие нам любовь к знаниям и научившие нас трудиться. Я выбрал МИФИ, а уже в ходе сдачи вступительных экзаменов мне предложили учиться на факультете ядерной физики. Я тогда еще плохо понимал, что это такое, но высокая стипендия в размере 450 рублей в месяц выбора не оставила.
Учеба захватила юного Батальбия. Еще бы! Лекции им читали выдающиеся ученые-физики, в том числе и великий И.В. Курчатов, а постоянная тяга к знаниям, расширению кругозора удовлетворялась не только посещением лекций, но и театров, музеев, выставок.
Еще будучи студентом, он активно занимался научной деятельностью, проходя практику и работая на предприятиях оборонной  промышленности страны. Окончив МИФИ, Батальбий был направлен в Институт автоматики и телемеханики Академии наук, где приобрел опыт организации научной работы. Молодого специалиста очень привлекало направление, связанное с разработкой и внедрением в промышленность вычислительной техники. Это было самое начало и острие развития современной информатики, кибернетики, программирования и, конечно, согласно правилам того времени было сосредоточено в оборонной промышленности. Поэтому Батальбий вскоре перешел на работу в Центральный научно-исследовательский институт химии и механики, старейший институт России, организованный еще в 1894 году, где начинал старшим инженером, защитил диссертацию и много лет возглавлял одно из крупнейших отделений института, занимающееся разработкой оборонной продукции.
Но связь с малой родиной была всегда очень тесной и важной для Батальбия. В Адыгее он проводил студенческие каникулы, а впоследствии и отпуска. Здесь-то он в один из своих приездов и встретил красавицу Тамару из рода Тутуковых. Кстати, Тамара Хатуовна является внучатой племянницей Схатбия Джамботовича Тутукова, основателя и руководителя  дорожной отрасли Адыгеи. Тамара Хатуовна с большой теплотой вспоминает студенческие годы, проведенные в доме деда, где собирались интереснейшие люди республики: писатели и художники.
— Москва произвела на меня гнетущее впечатление, — вступает в разговор Тамара Хатуовна. — В то время большая ее часть была еще деревянной, с тесными узкими улочками. И, несмотря на то, что он привез меня в прекрасную по тем временам квартиру в новом доме, повсюду встречались деревянные бараки и коммуналки. Ситуацию спас Батальбий. Он сразу же повел меня в Большой театр. К моему изумлению, он прекрасно знал весь его репертуар.
Кстати, здесь необходимо сделать небольшое отступление. Ко всем достоинствам Батальбия — все же физик и лирик, он еще и прекрасно пел. Не зря руководитель  вузовской художественной самодеятельности, брат известного композитора Максима Дунаевского, всерьез предлагал Батальбию сменить МИФИ на Московскую консерваторию, обещая свое содействие. И это при том, что в семье Умаровых музыкой и пением никто не занимался.
— Не берусь судить, достиг бы мой муж вершин вокального искусства, — продолжает свой рассказ Тамара Хатуовна, — но в хоре Большого театра точно бы пел.
Однако именно физика оказалась наиболее привлекательной для Батальбия Ибрагимовича.  Его увлекли компьютерные технологии. И уже с 60-х годов прошлого века его отделение   разрабатывало универсальные способы ввода информации для очень разных компьютеров советского производства, которые в то время конкурировали с зарубежными аналогами, и  создало первую в стране сеть, объединившую все компьютеры  института.
Постепенно привыкала к жизни в столице страны и Тамара Хатуовна. Заочно окончила Адыгейской пединститут, более 40 лет трудилась в системе народного образования. Сначала учителем начальных классов, затем долгие годы работала заместителем директора одной из московских школ.
В дружной семье Умаровых родились две дочери. Старшая — Аминат, ныне доктор биологических наук, профессор, заведующая кафедрой физики почв Московского государственного университета имени Ломоносова. У младшей — Нуриет, два высших образования: Институт нефти и газа имени Губкина и Московский юридический институт. Сейчас занимается частной практикой. Нуриет с мужем подарили Батальбию Ибрагимовичу и Тамаре Хатуовне двух внучек. Старшая, Тамара, окончила юридический факультет МГУ, получила степень LLM в Sorbonne International Law School, а младшая, Алана, — среднюю школу.
Вместе Умаровы уже 52 года. На золотой юбилей чету Умаровых поздравляли мэр Москвы Сергей Собянин и, конечно, многочисленные родственники и друзья.
На вопрос, в чем секрет семейного счастья, Тамара Хатуовна, не задумываясь, отвечает:
— В наших родителях. И у Батальбия, и у меня всегда был перед глазами пример наших родителей — их чуткого, внимательного, в высшей степени тактичного отношения друг к другу. Мы никогда не слышали, чтобы они повышали голос друг на друга, не  говоря о чем-то другом. Эти отношения мы сохраняем и в нашей семье. Конечно, главную роль всегда играла любовь, она главенствует во всех наших отношениях, но пример родителей — это корни, это фундамент, на чем стоит наш семейный дом.
Надо отдать должное Тамаре Хатуовне и Батальбию Ибрагимовичу: все эти годы они интересовались жизнью республики, старались принести пользу родной Адыгее.  Батальбий Ибрагимович в тяжелые 90-е годы много помогал работе постпредства Адыгеи в Москве. В свое время оказал неоценимую помощь в компьютеризации республиканских и муниципальных средств массовой информации Республики Адыгея. Под его руководством осуществлялось приобретение оборудования, его доставка в республику, установка и обучение специалистов.
И, несмотря ни на какие обстоятельства, они ежегодно приезжают в Адыгею. И не просто приезжают повидать родственников и знакомых, но живо интересуются культурной жизнью Адыгеи. Они прекрасно знакомы с творчеством наших знаменитых ансамблей «Нальмэс» и «Исламей», произведениями писателей, художников республики.
Ну, и, конечно, не перестают удивляться, как с каждым годом хорошеет Майкоп.
— Городской парк — это просто какое-то чудо, — говорит с восторгом Тамара Хатуовна, — особенно ранним утром. Бродим по его аллеям с Батальбием и не можем надышаться чистым воздухом, налюбоваться близлежащими пейзажами. Наверное, красоту и привлекательность малой родины начинаешь особенно остро ощущать, когда долгое время живешь вдалеке от нее.
На прощание задаю чете Умаровых вопрос, с которого в общем-то хотел начать нашу беседу: «Так что такое для вас Адыгея?»
— Все! — отвечают они хором. — В Москве мы внимательно следим за тем, что происходит в Адыгее, стараемся быть в курсе всех событий, своих внучек активно знакомим с культурой, бытом и традициями адыгов. Они очень интересуются. Ну, а для нас сейчас нет ничего приятнее, чем идти по улицам Майкопа и слышать родную адыгейскую речь.
Валерий Кондратенко.
Фото из семейного архива Умаровых.