Вторник . 18 Июнь . 2024

Необъятна наша великая Родина! И когда 78 лет назад в тот роковой час, когда на нашу страну вероломно напали враги, призвала Отчизна своих верных сыновей встать на ее защиту, в каждой семье мужчины - от безусых юнцов до мужчин с сединой - поднялись на этот призыв.

Среди них был участник советско-японской войны Андрей Степанович Гончарук, который рассказал о юности и боевом пути во время военной операции на Дальнем Востоке.

Родился Андрей Гончарук в 1925 году в Приморском крае. Рос мальчик в селе Марьяновка, в большой многодетной семье. Его отец был увлеченным пчеловодом, держал до трехсот ульев, причем управлялся самостоятельно, без помощников. За эти заслуги Степана приглашали в Москву на выставку ВДНХ. А его сыну Андрею по душе больше была техника - он мечтал стать трактористом. Вначале парень работал в совхозе ездовым, на лошадях, а затем  его отправили на курсы трактористов, которые он успешно окончил. Но случилось это как раз накануне войны - в 1941 году...

А через год его в числе девятерых молодых ребят-односельчан предупредили, что будут забирать на фронт. И хотя у них была бронь, но парней уже готовили заранее - обучали военному делу. Андрей Гончарук, еще учась в школе, хорошо стрелял, отличался меткостью, поэтому его направили на курсы снайперов. Скоро специальная военная подготовка дала достойные результаты: по результатам стрельбы он входил с число лучших снайперов по Хабаровскому краю.

- Я работал еще год в совхозе трактористом, - вспоминает фронтовик, - как раз собирали урожай с полей. И вдруг прискакал порученец из военкомата и велел мне явиться завтра же с вещами...

Андрея Степановича определили в роту снайперов при штабе 4-го укрепрайона. Весь личный состав их воинской части в составе 15-й армии 225-й воинской дивизии 2-го Дальневосточного фронта подняли по тревоге. Об этих событиях почти 80-летней давности в семейном архиве бережно хранятся пожелтевшие от времени вырезки из газет.

В оперативную зону действия 2-го Дальневосточного фронта входили тысячи километров границы: от реки Бикин на востоке до слияния рек Аргунь и Газимур на западе.

- Согласно плану наступления, 2-й Дальневосточный фронт наносил главный удар силами нашей 15-й армии из района Ленинское на сунгарийском направлении и вспомогательный, силами 5-го стрелкового корпуса, из района Бикин на жаохэйском направлении, - отчетливо помнит ветеран все сложные названия местности. Остальным войскам фронта предстояло перейти в наступление на следующий день. 15-я армия должна была во взаимодействии с двумя бригадами речных кораблей Амурской флотилии и при поддержке авиации 10-й воздушной армии форсировать Амур по обе стороны устья реки Сунгари, овладеть городом Тунцзян и развивать наступление на Цзямусы и Харбин, — дает Андрей Степанович важную историческую справку.

Он во всех деталях помнит, как войска 2-го Дальневосточного фронта начали наступление в ночь на 9 августа. В начале операции активные наступательные действия велись на двух направлениях — сунгарийском (вдоль реки Сунгари) и жаохэйском. Сунгарийское направление считалось главным, там действовали войска 15-й армии.

- Лето 1945 года выдалось дождливым и река вышла из берегов, затопив близлежащие окрестности. Это сильно осложняло наступление советских войск, - объясняет участник тех событий, - Места, намеченные для сосредоточения войск, оказались затопленными, а пути размыты. Осложняли подход к реке и заболоченные берега Амура, было очень трудно выбрать участки для переправы красноармейцев. Поэтому места сбора войск и пункты переправ приходилось намечать по новой, причем - далеко от обороны противника, что создавало много непредвиденных сложностей.

Все силы военных были брошены на форсирование Амура. Командование 2-го Дальневосточного фронта усилило 15-ю армию переправочными средствами: были доставлены понтонные парки, плавающие автомобили и баржи Амурского речного пароходства. Корабли Амурской флотилии стали настоящим спасением — они переправили большую часть войск и боевой техники. Еще с них подавлялись артиллерийским и пулеметным огнем огневые точки противника, располагавшиеся на противоположном берегу, которые мешали форсированию реки.

В первое время плыли на плоскодонных судах по реке Маньчжурии, - продолжает ветеран. - Затем была погрузка на корабль, и восемь дней мы шли без остановок по Татарскому проливу и оказались в Охотском море. Враг чинил во время движения различные препятствия, все время  устраивался обстрел кораблей. К тому моменту наш путь прикрывала советская авиация, когда мы двигались мимо острова Сахалин, в сторону Камчатки.

По словам Гончарука, особенно трудно в ту пору пришлось сухопутным войскам — пехотинцам и танкистам. Он рассказал, что был свидетелем, как так называемые камикадзе сражались против нас на Дальнем Востоке. Когда проходило наступление Красной армии в Маньчжурии, вражеские бойцы-смертники обвязывали себя гранатами и бросались на наших солдат и под танки, тем самым нанося большой урон живой силе и бронетехнике. Что особо было страшно - иногда подобные атаки были массовыми. Был случай, когда во время танкового наступления советских войск одновременно 200 японских «сухопутных камикадзе» кинулись под наши танки. Бывало, в такие сражения японское командование в качестве «живой взрывчатки» готовило не только людей, но даже специально натренированных собак.

И в той войне не было второстепенных боев, каждая битва была завоевана ценой пролитой крови, но это приближало нашу армию к победе.

Андрей Степанович с особым уважением  воспоминает о героических буднях наших танкистов.

Задание выполнить этот бросок получили бойцы шестой гвардейской танковой армии. Причем, чтобы выполнить этот приказ, надо было преодолеть почти неприступный Хинганский горный хребет. Но немыслимая крутизна склонов, доходившая до 50 градусов, была бесстрашно взята благодаря упорству и мастерству русских танкистов!

И не было радостнее дня, чем когда защитники Родины встретили сообщение о полной капитуляции японской армии. Молодой, но уже испытавший многое в жизни, боец Андрей Гончарук демобилизовался в звании сержанта. По возвращению домой он пошел работать в родной совхоз. Потом жизнь сложилась так, что в 1951 году оказался на Кубани, затем переехал жить в Адыгею. Устроился на работу в СМУ-3 — вначале трудился плотником и каменщиком, затем стал водителем грейдера.

Андрей Степанович принимал участие в строительстве таких майкопских достопримечательностей как кинотеатр «Октябрь», Дом связи и других красивых административных зданий в городе. За примерный труд передовик производства получил план под строительство. На земле он построил дом своими руками, где живет уже много лет. Вместе с супругой они вырастили троих сыновей, уважают и любят деда его внуки и правнуки.

Среди военных и трудовых наград у Андрея Степановича Гончарука есть  медаль «За победу над Японией», орден «Знак Почета», медаль «Трудовая доблесть», а еще он имеет звание заслуженного строителя РСФСР.

По материалам «СА» подготовила Юлия Косенко.



Подписывайтесь на нас в соцсетях:

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.

Видеоновости