Четверг . 18 Июль . 2024

Она от всего сердца поблагодарила редакцию за память о ее брате, который погиб в нацистских застенках в Германии.
— Многое из того, что было написано о моем брате, мы знали. Еще при жизни мамы ей писали те ребята, которым довелось быть в концлагере с Шурой, как мы его называли, и выжить. Потом я писала запросы, нам прислали документ с датой его смерти, а вот точного места его захоронения там не было, — волнуясь, рассказала Екатерина Григорьевна.
— Шуру я помню очень хорошо — всего на три года его младше. Он окончил техникум в Майкопе, работал водителем. Когда началась война, он был на уборке хлеба в одном из районов области. Только вернулся домой, и его сразу же призвали в армию. Вскоре его направили на кратковременные курсы в Ульяновское танковое училище. Оттуда он и попал на Ленинградский фронт. Когда с ним случилась беда, нам прислали похоронку. Но материнское сердце не обманешь: мама чувствовала, что он не погиб. И однажды ей приснился вещий сон про Шуру. Она увидела его худым, измученным и в лохмотьях одежды. Во сне он будто бы сказал: «Мама, я не там, где ты думаешь». И мама тогда уже знала, что он попал в плен, — рассказала нам Екатерина Григорьевна.
Но после публикации «МН» открылись и новые обстоятельства в судьбе Шуры Донченко, который навсегда остался для близких 22-летним веселым пареньком, очень любившим петь.
Память о солдате Донченко трепетно хранят его близкие и потомки. Сама Екатерина Григорьевна проработала долгие десятилетия учителем истории в майкопской школе №10. У нее две дочери, четверо внуков и три правнука, которые в прошлом году с честью пронесли в рядах «Бессмертного полка» по улицам Майкопа портрет своего деда и прадеда — лейтенанта-танкиста, участника прорыва блокады Ленинграда, узника нацистских концлагерей Александра Григорьевича Донченко.
Александр ДАНИЛЬЧЕНКО.



Подписывайтесь на нас в соцсетях:

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.

Видеоновости