— До войны мы жили в селе Николаевском (ныне село Красногвардейское в Адыгее), — рассказывает он. — Отец служил в районном НКВД помощником оперуполномоченного, а мама ждала третьего ребенка. 
Мы любили свой двор и нашу новую турлучную белую хату, которую с помощью родственников и друзей построил отец. Часто ходили в гости к бабушке Марии и дедушке Сергею. Они всегда радовались приходу внуков и угощали нас чем-нибудь вкусненьким. Ничего не предвещало трагедии.
И вдруг война... Наш дедушка и дядя Вася вскоре ушли на фронт. Летом 1942 года гитлеровцы вплотную подошли к Адыгее. Отец подался в партизаны. Нашу семью решено было эвакуировать куда-то на восток. Сборы были в спешке. Нас погрузили на телегу, запряженную парой лошадей, и в сопровождении ездового повезли на железнодорожную станцию Белореченская.
С нами поехала и наша бабушка, так как маме одной с тремя детьми было не справиться, а в хате под присмотром соседей осталась больная прабабушка.
Мы еще не доехали до станции, как в небе появились фашистские самолеты. Люди и животные бросились врассыпную. Наши лошади, ошалев от страха, понесли телегу по полю. Нас спасло дерево, росшее около речки. Оно оказалось между лошадьми. Их сбруи оборвались, и они умчались от нас.
Оставшиеся в живых люди, решили вернуться домой, так как железнодорожную станцию фашисты разбомбили. Моя бабушка, будучи волевым человеком, всю ответственность взяла на себя.
Мы добирались домой почти четверо суток. Нашей сестренке не исполнилось еще и годика. Тельце, ослабленное от грязи, покрылось сплошными ранками. Она все время плакала. Маме было тяжелее всех. Но добрые люди помогали нам едой, давали ночлег.
Когда мы пришли в свое родное село, оказалось, что немцев в нем не было. Поселились в бабушкином домишке, так как наш оказался разграбленным беженцами.
Только стали немного приходить в себя, в село вошли фашисты. В родительской хате поселились не только солдаты: в одной из комнат они устроили стойло для своих громадных лошадей. А нам повезло. Бабушкину хату они не заняли, подумав, что прабабушка болеет тифом. Зато все, что было живое во дворе, они съели.
Потом начались и другие неприятности. В село зачастили местные полицаи, допрашивая маму и бабушку об отце. Они угрожали им, что заберут их щенят, то есть нас, детей. Однажды это случилось. К дому подъехала телега, и в сопровождении всадников нас и других сельчан повезли в полицию и загнали в какой-то подвал. Было темно и холодно. Позже я узнал, что до войны там было хранилище для горючего. Женщины плакали и говорили, что нас обольют бензином и сожгут заживо. Так бы и случилось, если бы в феврале 1943 года нас не освободила Красная Армия.
На улицах царила суета, но фашистов мы не увидели. Они бежали, оставляя лошадей, повозки, походные кухни. Как потом стало известно, не брали они с собою и полицаев.
Начали сразу приводить в порядок хату бабушки. Мы с братом делали все, что было в наших силах. Однажды во двор зашла бездомная корова Машка. Завели и другую живность. А к лету 1943 года уже жили в своей хате. Оживало и все наше село. Начал восстанавливаться маслозавод, где потом работала мама.
В этом же году осенью я пошел в школу. Занимались в одном сводном классе — от первого до четвертого. Учитель был один.
Учились, а дома работали: убирали урожай, пасли коров, заготавливали на зиму для печки кизяки, ловили рыбу и собирали ракушки. Мы, дети войны, многое делали сами, росли самостоятельными и не хлюпиками. Все пригодилось в жизни.
А когда радиопродуктор, установленный на уличном столбе, объявил об окончании Великой Отечественной войны и нашей Победе над фашистской Германией, общей радости и ликованию не было предела.
Но к великому горю, в наши две хаты так никто и не вернулся, как и в многие другие тоже. Дедушка Сергей пропал без вести под Курском, дядя Вася погиб в Эстонии. Наш отец похоронен в братской могиле вместе с другими замученными партизанами. Его имя высечено на мемориальной плите в вестибюле республиканского МВД и на обелиске Памяти в центре села Красногвардейского.
Нас растили, поднимали и направляли по жизни только наши мама и бабушка. Я до сих пор удивляюсь их стойкости, доброте и мужеству. Это настоящий подвиг — сохранить нам жизнь в те суровые страшные годы. Благодаря им мы все выросли. У нас свои семьи. Родились дети, внуки и правнуки.
Пусть будет много побед, но не в войнах, а в мирной жизни нашей Родины!

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.

Ваша любимая зона отдыха в Майкопе?




Видеоновости