Четверг . 26 Ноябрь . 2020
Ровно три года назад, 20 июня 2014 года Адыгея начала принимать у себя беженцев из охваченного огнем войны Донбасса. Напуганные, измученные неизвестностью, порой только с документами и детьми на руках люди искали спасения от страданий, на которые их обрекли киевские власти. С первых дней пребывания в республике жители городов Донбасса нашли сочувствие, понимание и поддержку от властей и простых людей нашей республики. Так сложилось, что автобусы с беженцами приезжали тогда сразу в Майкоп, а потому майкопчане были одними из первых, кто разделил боль и горе соотечественников. В разное время число беженцев из Донбасса в Адыгее достигало почти пяти тысяч человек. Со временем одни из них вернулись, несмотря на сложную обстановку, в Луганскую и Донецкую республики, кто отправился устраивать жизнь в другие регионы страны, а кто-то остался в Адыгее. Среди них семья Елены Васильевны и Артура Артемовича Голуфтовых из небольшого городка Красногоровка в пригороде Донецка. С Еленой Голуфтовой мы встретились аккурат в тот день, когда пришла долгожданная весть, что ее супруг стал гражданином России. — Сама, хотя и родом из Донбасса, российское гражданство имею с начала 90-х годов. Училась в Нижнем Новгороде, в России много родственников. По образованию филолог-русист. До войны работала в системе образования. Покинули мы Красногоровку еще 14 июня, когда к городу вплотную подошли украинские войска. Мои братья с весны 2014-го вступили в ополчение Донецкой республики, сражаются до сих пор. Один из них предупредил нас, что нам нужно уезжать, так как наш дом вот-вот будет на линии огня. Мы собрали документы, какие-то вещи, взяли нашу маму-инвалида и уехали. А на следующий день наш дом сгорел, — вспоминает Елена Голуфтова. — Ехали, можно сказать, в никуда, застали на границе с Ростовской областью тысячи людей, которые налегке, с детьми на руках шли в Россию, спасаясь от жутких обстрелов и бомбежек. Это время не забыть: жара, вдалеке слышится гул боев и бомбежек, плачущие дети... По совету знакомого Голуфтовы приехали, как им сказали, в тихую и спокойную Адыгею. — И в общем-то мы не ошиблись. В Майкопе, Адыгее живет очень много замечательных, отзывчивых людей, которые помогали нам чем могли, да и продолжают это делать. Осесть они решили в станице Ханской, в которой и сегодня живут около полусотни их земляков-красногоровцев. К семье Голуфтовых присоединились их внуки, родственники, знакомые из их родного городка. Простые майкопчане делились с ними одеждой, посудой, едой. — Нам было очень трудно, потому что ни у кого не было никакого статуса, мы не знали, где искать работу и что делать дальше. У многих заканчивались сбережения, а будущее было туманным. Первая надежда на то, что война закончится быстро, таяла на глазах. Помню, когда у нас почти закончились деньги, я сидела на Пролетарской и плакала от безысходности. Неподалеку проходило какое-то торжество. Ко мне подошла женщина-адыгейка и стала меня утешать. Вдруг из ниоткуда появились адыгейские пирожки с сыром, люди стали приносить мне какие-то продукты. А я плакала еще больше от осознания того, что здесь живут такие отзывчивые и милосердные люди, — говорит Елена Васильевна. Трудностей им пришлось преодолеть немало. Помимо отсутствия статуса беженца или разрешения на временное проживание, для получения которых нужно время, главной проблемой было и остается отсутствие постоянного жилья. Съемные квартиры приходилось менять постоянно, хозяева сдавали их беженцам, потом жилье продавалось и так далее. Для многих водителей проблематично поменять украинские автоправа на российские. У пенсионеров, даже по российским меркам, очень скромные пенсии. Но большинство из тех, для кого Россия стала новым домом, не ропщут. Стараются, насколько это возможно, начать жизнь заново. Ищут работу, воспитывают детей. — Хочу отметить, что огромную помощь нам оказали жители и власти станицы Ханской. В местном ТОСе нам помогли с кое-какой мебелью, посудой, продуктами на первое время, получали помощь и от Красного Креста. Большинство наших земляков из Донбасса со временем нашли работу, кто-то работает официально в Майкопе, кто-то подрабатывает. Почти все получили разрешение на временное проживание, а многие уже и вид на жительство. Вот и мой супруг получил, наконец, гражданство России. К сожалению, пока не получается это сделать нашей маме. Не хватает одной справки о первом браке, которую добыть в Красногоровке сейчас нереально, — говорит Елена Васильевна. — Радует то, что в больницах с нас не берут ни копейки. Осенью прошлого года я перенесла инфаркт, и меня буквально вытащили с того света врачи республиканской больницы. Из-за болезни Елене Васильевне пришлось оставить работу, которую она нашла. Педагог-русист высокой квалификации быстро освоила российскую программу и стала работать в школе №23 станицы Ханской. — Я очень люблю детей, дети полюбили меня. Вела как классный руководитель два девятых класса, руководила школьной театральной студией. Но неурядицы последних лет сказались на здоровье, — с грустью констатирует она. Дети красногоровцев с удовольствием ходят в ханскую школу, правда, с трудом привыкают к российской пятибалльной системе оценок (на Украине  12-балльная), нравится школьная форма, нравственное воспитание. А еще Голуфтовы, несмотря на сложности быта, очень любят путешествовать. — Объездили с внуками горную Адыгею, Черноморское побережье, полюбили Геленджик. Ну, и нельзя не сказать о любви к Майкопу. За три года этот город стал для нас почти родным. И самое главное, что в нем живет много замечательных и добрых людей, — говорит Елена Васильевна. По ее инициативе летом 2015 года 32 красногоровца написали  благодарственное письмо  тогдашнему Главе республики Аслану Тхакушинову за оказанную беженцам из Донбасса помощь и поддержку. На вопрос о том, хотели бы беженцы вернуться домой, она отвечает так: — Сложно сказать. Многим просто некуда возвращаться, или их города находятся под киевскими властями. А учитывая ту националистическую истерию, которая царит на Украине, это может быть просто опасно. Кто-то не сможет никогда простить гибель своих близких. Поэтому заметная часть наших земляков связывают судьбу своих семей с Россией. Мы общаемся со многими земляками по интернету как в Красногоровке, так и в других местах Украины. Ощущения печальные: люди в массе своей запуганы, даже по интернету боятся откровенно разговаривать и говорить правду, уровень жизни упал неимоверно, в СМИ ведется откровенная травля всех, кто не согласен с нынешней властью, доходит дело до прямых призывов уничтожать несогласных. Украинская армия и карательные батальоны обстреливают Красногоровку, Донецк, Авдеевку, а обвиняют в этом ополченцев. Но люди прекрасно знают, кто и куда стреляет. Накачивание ненавистью к Донбассу, России идет круглосуточно и уже дало свои плоды, особенно среди молодежи, в том числе и среди русскоязычной. На скорое выздоровление  украинского общества рассчитывать сейчас сложно. Мы часто приводим своим близким и знакомым, оставшимся на Украине, пример Адыгеи, Майкопа, где люди многих национальностей и религий живут в мире и дружбе. И поверьте, нам, познавшим горе и ужасы войны, это очень ценно, — говорит Елена Голуфтова. — И еще раз хочу сказать большое спасибо всем неравнодушным людям, живущим на этой благодатной земле. Александр ДАНИЛЬЧЕНКО.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.

Ваша любимая зона отдыха в Майкопе?




Видеоновости