Космос души Казбека Ачмиза

Подробности материала:
Автор: Администратор

Казбек Гучипсович Ачмиз родился 18 марта 1946 года в Туапсе Краснодарского края, образование высшее (учитель начальных классов, учитель математики и физики, историк, преподаватель истории и обществоведения).
Более четверти века руководил Адыгейским педагогическим колледжем им. Х. Андрухаева. Доктор исторических наук, член-корреспондент Адыгской международной академии наук, Академии военно-исторических наук. Заслуженный работник народного просвещения РФ, народного образования РА, заслуженный учитель Кубани. Председатель правления общества «Знание» Адыгеи, член Общественной палаты РА. Входил в состав комиссии при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Сейчас — заведующий отделом истории АРИГИ им. Т. Керашева.
Удостоен Почетного знака парламента Адыгеи «Закон. Долг. Честь», государственных и общественных наград. Широко известен на Кубани как автор книг, научных статей и учебных пособий по проблемам истории Северного Кавказа, ратного и трудового подвига народа в Великой Отечественной войне, патриотического воспитания молодежи. Женат, имеет двух дочерей. Жизненный принцип: «Никогда не сдавайся!».
Казбек Ачмиз из того поколения интеллигенции, которое выросло и воспитывалось в самом размеренном периоде истории страны. Жизненный путь для многих был тогда размечен на долгие годы: учеба, престижная работа, общественное признание, труды на полках библиотек, статьи в научных журналах. Но уроженец Причерноморской Шапсугии не был бы черкесом, если бы искал легкие пути и не был в постоянном творческом поиске.

Он сказал: «Поехали!»

— И как будто позвал за собой, — вспоминает Казбек Гучипсович самые яркие эпизоды детства, связанные с новостью о полете в космос Юрия Гагарина в 1961 году. — Тогда полетами в небо, на другие планеты бредили почти все мальчишки страны, в том числе и я. Может, потому, что я долго был маленького роста, и мне всегда хотелось приподняться над землей, чтобы увидеть, что там, за горизонтом?  Весь Майкоп тогда высыпал с плакатами и лозунгами на площадь имени Ленина. Те поистине космические эмоции, которые охватили нас, живут в душе до сих пор…
Учился тогда тоненький, почти ребенок, Казбек в Адыгейском педучилище. А с летным будущим пришлось расстаться: стать «небесным тихоходом» не позволяло здоровье. А так как особого выбора у сына двух педагогов не было, да и мнение старших для горцев значит многое, Казбек после 7 класса туапсинской школы отправился в Майкоп.
— На прощание отец мне сказал: «Только там ты сможешь стать образованным человеком!». Отец и сам был выпускником этого училища, разносторонне просвещенным человеком:  преподавал историю, но при этом был одним из лучших историков-краеведов Кубани. В семье вообще был культ знания: ничто не считалось лишним или не нужным, — говорит наш собеседник. — Вот это приобщение к постижению знаний очень мне помогло состояться и как специалисту, и как гражданину. И самое главное, я не имел права не оправдать родительских надежд.

От Тхабисимова
до Карамзина

В 1964 году Казбек окончил Адыгейское педучилище с отличием, а через пять  лет и физмат Адыгейского пединститута. Его трудовая биография началась в средней школе №6 Майкопа, где он преподавал математику и факультативно — музыкальное искусство. Мало кто знает, что Казбек Гучипсович еще и музыкант! В далекой юности он освоил духовые инструменты и контрабас. Играл так хорошо, что его даже приглашали в областную филармонию. Воспоминания молодости связаны с ансамблями, в которых ему довелось играть, в том числе с эстрадным ансамблем АГПИ. Он аккомпанировал Умару Тхабисимову, Розе Шеожевой, Нафисет Жанэ, Зульхадже Чич, Гошнау Самоговой и другим исполнителям.
— Что в вашей жизни значит музыка?
— Музыка — это одно из самых прекрасных порождений человеческого ума. Звук неотделим от природы, но только человеку удалось перейти от простого извлечения звука к его созданию и выстраиванию мелодий. А еще музыка обладает способностью вызывать в человеке зрительные образы, будить воспоминания, заставлять его мечтать, — считает Казбек Ачмиз.
Его любимые композиторы Петр Чайковский и Умар Тхабисимов — два монумента русской и адыгейской музыки.
— Слушая и одного, и другого понимаешь, насколько разнообразен мир, культуры народов, и в то же время осознаешь, что мы все дети Земли, и у нас гораздо больше общего, чем разного. Мелодии Тхабисимова — это заснеженные горы, бурные ручьи, горячие эмоции, открытая нараспашку душа. Чайковский — ширь русских полей и лесов, их необъятность, это настроение, переживание от встречи с первым цветком, былинкой в поле, осенним листом. На мой взгляд, только музыка несет в себе позитивное, объединяющее начало, так как она проникает в душу человека.
Уже в зрелом возрасте Казбек Гучипсович решает пойти по стопам отца. Оканчивает исторический факультет и аспирантуру Кубанского госуниверситета. Он уверен, что история только тогда считается наукой, когда она подкреплена документами и фактами. И тем, кто ею занимается всерьез, должны претить ничем не аргументированные «жареные» факты.
— Ревизия истории — вещь опасная. Мы перестали рассматривать историю как наставление потомкам. Нас интересует только один вопрос: на какого исторического деятеля свалить все наши беды? История из науки превращается в тему для посиделок или в служанку политиков, — считает Казбек Ачмиз.
— Ваше отношение к пересмотру советской истории.
— Печально то, что история, как это ни парадоксально, перестает быть наукой, она становится полем битв различных взглядов и идей, причем порой диаметрально противоположных. Исчезает сама суть истории: постижение прошлого и передача накопленного человечеством багажа будущим поколениям. Сегодня в публичном пространстве, особенно СМИ, редко встретишь серьезных историков, более востребованы популяризаторы, а не исследователи. Причем очень много тех, кто  под видом исторических исследований выдает лишь свое частное мнение за истину, аксиому.  У нас проблемы исторического прошлого становятся объектом идеологическим.
Это, например, хорошо видно по ажиотажу вокруг темы Великой Отечественной войны. Обсуждения ее роли в нашей истории, результатов, ответственности за те или иные события занимают громадное место в общественном дискурсе. В то же время сама история войны по-прежнему удел немногочисленных вдумчивых исследователей. К чему это приводит, мы видим по соседним странам, где химеры политиканов выдаются за «правдивую историю» и где власти дают прямые указания исследователям, как трактовать те или иные события. Мы не имеем права суд истории превращать в суд над историей — тогда она превращается в разменную монету. К сожалению, мы теряем память о своем прошлом. У нашего легендарного ашуга Цуга Теучежа есть прекрасное высказывание о том, что прошлому мстить — дело неблагодарное и неблагородное. Выстрелишь в прошлое из пистолета — оно даст по тебе из пушки.

Любимое детище

Четверть века К.Г. Ачмиз руководил своим, ставшим родным, педагогическим училищем. При нем же оно и преобразовалось в колледж.
— Преподавательский коллектив в училище всегда был высокого класса. Коллеги, с которыми довелось работать, были не просто педагогами, но и научными деятелями. Принимали участие в различных научных конференциях как в училище, так и за его пределами. Учитель тогда состоялся, если в нем есть творческое начало.
— Ваши авторитеты в педагогике?
— Среди моих преподавателей было немало ярких личностей, которые передали это творческое начало нам, своим ученикам. Это и Галина Георгиевна Нагоева, и Наталья Николаевна Попова, и многие другие, которые были часто детьми тех педагогов, которые приезжали на Кавказ в 30-е годы прошлого века для ликвидации неграмотности, — говорит он.
Одним из заметных достижений учебного заведения в годы своего руководства Казбек Ачмиз считает начало подготовки специалистов по преподаванию адыгейского языка из числа русскоязычных студентов.
— Наши усилия получили высокую оценку и всемерную поддержку властей республики. Был большой резонанс: мы по сути стали первопроходцами в этой области, — говорит Казбек Гучипсович. — Начинали эту работу Нина Аскарбиевна Панеш и Зейнаб Ибрагимовна Керашева. Первую группу наших выпускников без экзаменов приняли на национальный факультет.
Кроме того, огромное внимание мы уделяли патриотическому воспитанию студентов на примере выпускника училища Героя Советского Союза Хусена Андрухаева. Ведь то отношение к Родине, ее прошлому, которое мы закладывали в студентов, потом переходило к их ученикам в школе.

Просвещение не товар

Коммерциализация образования, которая стала неотъемлемой частью современной жизни, зачастую ведет к деградации самой системы.
— Когда вводился ЕГЭ, с самых высоких трибун заявлялось, что итоги экзамена не будут служить оценкой деятельности педагога и школы. Однако мы видим, что это совсем не так. Поэтому и отношение к такой системе оценки знаний у меня двоякое: с одной стороны, есть элементы объективности, но, с другой стороны, насколько глубоки знания ученика, ЕГЭ ответа зачастую дать не может. Нельзя не сказать и том печальном факте, что нынешняя школа уже не образовывает и не воспитывает школьника, а лишь «предоставляет образовательные услуги», и каждый волен выбирать, приобретать ему эти услуги или нет. Заточенность на результат, а не на просвещение и узнавание нового, на мой взгляд, это не тот путь. В то время, как западные страны уже полвека черпают и применяют на практике богатейший опыт советских педагогов, мы отказываемся от него! И результаты наглядно показывают, что зря. К сожалению, реформы выхолащивают саму суть школьного образования — просвещение, заменяя его набором готовых формул, дат и утверждений, — сетует ученый.

Об интеллигенции,
народе и власти

Место интеллигенции в России всегда было неопределенным. От просвещения народа она металась к нигилизму и противостоянию с властью, а затем к ее обслуживанию и полной поддержке.
— Почему российская интеллигенция главным смыслом своей жизни считает безудержную критику власти?
— Так не должно быть. Понятны мучительные поиски готовых формул современного бытия, смысла существования и предназначения. На мой взгляд, интеллигенция должна быть своеобразным мостом между государством и народом, просвещая последний и донося до власти народные чаяния, — говорит Казбек Ачмиз. — Феномен российской интеллигенции — уникальное явление в истории мировой культуры. То, что для нас является обычным, само собой разумеющимся и естественным, европейцам и американцам кажется, ну прямо непостижимым. Интеллигент — это прежде всего Человек Разумный. Не только понимающий, творческий, системно мыслящий человек, но еще и «болеющий болью» народа, человечества. Однако сегодня эти качества российской интеллигенции стремительно вымываются, и многие из тех, кто сегодня зовет себя «интеллигенцией», вовсе не являются нравственным ориентиром для народа. Более того, они находят в себе силы попросту презирать свой народ, в котором находятся их корни, отрицать целые пласты культуры, истории только на том основании, что они противоречат их представлениям о современном мироустройстве.

Что там, за горизонтом?

Отмечая 70-летний юбилей, Казбек Гучипсович и сегодня полон идей, новых мыслей и задумок.
— Для творческой натуры, возраст или такой юбилей не повод подводить итоги. Постоянное стремление к познанию нового, постижению меняющегося мира, поиск ответов на вопросы: «Кто мы, куда идем, какой след оставим потомкам?», это увлекательнейший процесс, который время остановить не в силах. В то же время я не понимаю, что значит — идти в ногу со временем. Ценности с годами не меняются, человеку по-прежнему дороги простые вещи: мир, понимание, семья, родина, — считает педагог, ученый, интеллигент Казбек Ачмиз.
Беседу вел Александр ДАНИЛЬЧЕНКО.