Союзное руководство путем различных уступок республикам пыталось спасти страну от распада. Тем более, что в марте того же года 72% участников общесоюзного референдума высказалось за сохранение обновленного СССР. Так, в борьбе радикалов и консерваторов на свет появился проект договора о создании на месте СССР конфедеративного Союза Суверенных Государств. Его подписание первый и единственный Президент СССР Михаил Горбачев анонсировал на 20 августа 1991 года в своей подмосковной резиденции  Ново-Огарево. Подписать договор решили девять из пятнадцати союзных республик.
Однако внутри партийно-правительственной верхушки Союза созрело мнение о необходимости кардинального решения проблем и удержания страны от распада.
Так, утром 19 августа страна узнала, что в Москве создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), который под руководством вице-президента СССР Геннадия Янаева взял власть в свои руки и отстранил Михаила Горбачева от должности. Руководство РСФСР во главе с Борисом Ельциным выступило резко против авантюры членов ГКЧП и назвало происходящее «государственным переворотом». Вместе с тем члены ГКЧП заявили, что они выступают «за истинно демократические процессы, за последовательную политику реформ, ведущую к обновлению нашей Родины, к ее экономическому и социальному процветанию, которое позволит ей занять достойное место в мировом сообществе наций».
Согласно приказам ГКЧП в отдельных местностях страны вводилось чрезвычайное положение, ограничивалась свобода собраний, приостанавливался выпуск многих газет и журналов. Кроме того, органы ГКПЧ должны были быть созданы во всех регионах СССР вплоть до областей и краев.
Забегая вперед, скажем, что переворот в Москве закончился уже к 21 августа, ибо руководство ГКЧП было парализовано сопротивлением со стороны правительства РСФСР и выступлениями москвичей, в результате которых погибли три человека.
В регионах РСФСР весть о создании ГКЧП встретили неоднозначно. С одной стороны, они подчинялись правительству республики, но и не отреагировать на решения союзного руководства тоже не могли. Президиум Совета народных депутатов  и областной исполком только что созданной ССР Адыгея заняли выжидательную позицию, хотя отдельные руководители силовых ведомств, обкома и горкома КПСС высказались за поддержку ГКЧП и реализацию его указов. Но конкретных действий по поддержке решений ГКЧП руководство республики во главе с председателем Совета Асланом Джаримовым не предпринимало.
В свою очередь, Майкопский городской совет, сформированный из представителей оппозиционных официальным властям движения «Гражданин», депутатской группы «Действие» во главе с председателем Львом Симатовым, выступил против признания правомочности решений ГКЧП.
20 августа в малом зале горисполкома прошло совещание депутатов горсовета, представителей горисполкома, общественных организаций города. 30 из 34 его участников в итоге прений осудили действия ГКЧП, выразили поддержку руководству РСФСР, призвали население города «к выдержке, спокойному трудовому ритму, воздержаться от забастовок, митингов, демонстраций», а также заверили горожан, что руководство города будет действовать в сложившейся обстановке только в соответствии с Конституциями СССР и РСФСР и действующими законами.
Но события в Москве развивались столь стремительно, что уже на следующий день попытка переворота провалилась, члены ГКЧП были отстранены, а Михаил Горбачев вернулся из своей крымской резиденции в Форосе, где он был блокирован. Попытка членов ГКЧП и консерваторов в союзном руководстве, удержать страну от развала чрезвычайными мерами была запоздалой и не получила массовой поддержки в обществе и республиках доживавшего свои последние месяцы Союза.
24 августа 1991 года демократические организации города и президиум горсовета созвали на площади имени Ленина общегородской митинг, посвященный «победе августовской демократической революции в России», как в первое время именовались события 19–21 августа в Москве.
Выступая на митинге, председатель горсовета Лев Симатов отметил, что «нужно отдать должное, жители Майкопа были на высоте, именно они своей поддержкой помогли горсовету занять твердую позицию» по отношению к происходившим событиям. На митинге выступили депутат горсовета В. Стасев, депутат облсовета, рабочий Г. Шарапов, народный депутат РСФСР, председатель облисполкома М. Тлехас, руководители общественных и национальных организаций.
И хотя митинг был не столь многочисленным, как в столице или других городах страны, его участники одобрили резолюцию, в которой еще раз выразили поддержку руководству РСФСР, осудили выжидательную позицию облсовета и облисполкома и обкома КПСС, а также призвали запретить в соответствии с указами Б. Ельцина деятельность органов КПСС на территории Адыгеи.
Однако события в стране развивались столь быстро, что эта резолюция мало могла повлиять на происходящее, в том числе и в городе. Перед Адыгеей стояло немало важных вопросов удержания экономики от сползания ее в хаос, а также грядущие выборы в первый Верховный Совет ССР Адыгея.
Осень 1991 года была еще более тревожной. Всем становилось ясно, что Советский Союз доживает свои последние дни. Союзные республики одна за другой провозглашали свою независимость. Госсовет СССР, заменивший высшие органы власти Союза, признал независимость республик Прибалтики. Стремительно ухудшалась социально-политическая, экономическая обстановка в стране. Население бывших союзных республик было озабочено элементарным выживанием. Потому, когда в декабре 1991 года лидеры России, Украины и Белоруссии Б. Ельцин, Л. Кравчук и  С. Шушкевич объявили о прекращении существования СССР, большинство граждан некогда великой страны восприняли эту весть с равнодушием.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.

Ваша любимая зона отдыха в Майкопе?




Видеоновости