Воскресенье . 28 Ноябрь . 2021
В апреле 2014 года жители юго-востока Украины, не согласные с политикой новых властей, захватили несколько административных зданий в Донецкой, Луганской и Харьковской областях. Однако массовые митинги противников «евромайдана» в восточных регионах Украины начались еще в марте того же года. 6 и 27 апреля на митингах в Донецке и Луганске были провозглашены Донецкая и Луганская народные республики.15 апреля врио президента Украины Александр Турчинов объявил о начале «силовой фазы» операции на востоке Украины. В апреле в Донбассе начались первые вооруженные столкновения между отрядами ополченцев с одной стороны и подразделениями украинской армии и национальной гвардии — с другой. 11 мая в Донецкой и Луганской областях состоялись референдумы, на которых за независимость ДНР и ЛНР высказались 89,7% и 96,2% участников голосований. Отметим, что глава миссии ООН по правам человека на Украине Фиона Фрейзер в конце марта этого года заявила, что с начала конфликта в Донбассе погибли свыше 3 тыс. мирных жителей (в том числе около 200 детей), при этом еще до 9 тыс. человек получили ранения. В 2018 году в ДНР и ЛНР погибли 55 и были ранены 224 мирных жителя. Напомним, что в Адыгею первые беженцы и переселенцы с Украины стали прибывать еще в феврале 2014 г. В июне в республику начался массовый заезд беженцев из Донбасса. Всего в 2014-2015 гг. в Адыгее нашли приют до 7,5 тыс. человек из зоны военного конфликта на Украине. Благодаря массовой поддержке руководства и жителей Адыгеи они смогли пережить самые трудные времена. До трети беженцев в дальнейшем решили осесть в нашей республике. Будущее рядом с Россией Глава ДНР Денис Пушилин подвел итог пяти годам самостоятельного «плавания» республики и оценил выборы на Украине. — Донбасс заплатил и платит очень высокую цену за то, чтобы выстоять, но другого пути у нас не было. Это свой, осознанный путь. Мы не имели права потерять свои корни, свою веру и понимание, что хорошо и что плохо. И все эти пять лет для нас самая большая сложность — неопределенность. Это сковывает. При этом Донбасс продолжает делать невозможное. Мы сохранили свои основы, но и планку себе поставили высокую и собой, конечно же, недовольны. Как бы парадоксально это ни звучало, но благодаря нынешней неопределенности у нас есть будущее. А с нынешней Украиной у Донбасса будущего бы не было. Наше будущее рядом с Россией, — отметил глава ДНР в интервью военкору «Комсомольской правды» Дмитрию Стешину. И, несмотря на продолжающиеся обстрелы и провокации со стороны Украины, многочисленные трудности, жители ДНР продолжают строить свою республику. Навсегда в сердце Водитель Луганской станции скорой медицинской помощи Дмитрий Митрофанов: — Обстановка в Донбассе весной 2014 г. накалилась — был охвачен огнем Славянск, да и в Луганске становилось все жарче: ополчение отбивало объекты один за другим: здание СБУ, военкоматы, воинские части. Камнем преткновения стала Луганская погранзастава. Бой за нее продолжался не одни сутки, и потери были с обеих сторон. Наша реанимация регулярно выезжала к месту событий, чтобы забрать раненых. Их было много. Больницы Луганска были забиты ранеными, а морги — убитыми. Большинство медиков впервые столкнулись с таким количеством огнестрельных и осколочных ранений, учились по ходу дела, других вариантов не было. В те дни поддержка России была неоценима. Те, кто не выехал из города, питались и одевались благодаря гуманитарным конвоям. Из России возили даже воду. Помогало не только государство, помогали отдельные граждане России. Выстаивая огромные очереди на таможне, сюда ехали частные машины, грузовики и микроавтобусы, везя все — от военного снаряжения до продовольствия и памперсов. На разнокалиберных коробках часто писали слова поддержки и пожелания. Читая их, понимаешь, что ты не один, что русский ты не только по паспорту, ты — часть большого русского мира. Так мы и выстояли в то страшное лето. Кандидат филологических наук, профессор кафедры русской и мировой литературы Луганского национального университета имени Тараса Шевченко Лариса Черниенко: — Когда наши взяли СБУ и развернули палаточный лагерь, а ведь это, по сути, было на заднем дворе нашего университета, я очень переживала за людей. Я понимала, что это все серьезно, что могут быть жертвы и может пролиться кровь. Что касается самой идеи «Русской весны», причин, почему поднялись люди, то это было как раз понятно. Ну как можно было воспринимать эту идеологию, которую нам пытались навязать? Даже студенты в своем большинстве, за редкими исключениями, были только «за». По сути дела, у нас не прекращались занятия. Только летом, когда были активные обстрелы, совпавшие с каникулами. И я очень хорошо помню 14 сентября, когда мы здесь принимали вступительные экзамены у абитуриентов. Больше всего меня поражали дети, приходившие из тех мест, которые, собственно, уже стерли с лица земли. Приходит ребенок с документами, я открываю его паспорт, написан адрес: Хрящеватое. Я смотрю на этого мальчика и спрашиваю: «А как же вы вообще добирались сюда, где вы живете сейчас?» Он спокойно мне отвечает: «Живем в подвале с мамой, с сестричкой. А добирался пешком, возле Луганска немного подвезла попутная машина». Кстати, он все прекрасно сдал и поступил. Говоря о дальнейшем развитии ситуации в Донбассе, отмечу, что я не политик, поэтому мне трудно судить. Однако, я считаю, что вся наша территория, называемая Донбассом, исторически не была украинской. По историческим своим корням она относится к России. Просто я это знаю. И если смотреть в корень проблемы, то мы должны быть в России.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.

Ваша любимая зона отдыха в Майкопе?




Видеоновости